Увлечения Виктора Цоя – поклонника Брюса Ли (Часть 2)

Из интервью соратника Виктора Цоя Максима Пашкова:

«Виктор, рослый и физически крепкий, мог защитить себя при надобности?»

«Он старался избегать драк. Рассчитывал больше на ноги. Не буду сочинять, поэтому скажу, что в молодости он не производил впечатления сильного подростка. Помню как однажды Рыбе (музыкант группы «Кино» Алексей Рыбин) кто-то пробил голову нунчаками, так Витьку прям ветром сдуло. Когда я отогнал обидчика кирпичом и все страсти улеглись, всех развеселило это исчезновение. Мы устали искать его, потом я позвонил ему домой, он был уже там».

Рашид Нугманов:

«Я стал замечать, как у Виктора новую сторону его натуры. Он почувствовал и принял восточную культуру. Конечно, он и раньше читал и очень любил поэзию Японии. Но поэзия и реальная жизнь – две разные вещи. Разговоров о том, какой образ жизни нам нужен у нас не было никогда, но то, что его притягивал Восток, было очевидно. Даже Америка не очаровывала и не влекла его так, как Япония».

Из воспоминаний Юрия Белишкина:

«Виктор обожал восточную кухню. В Москве мы старались ходить в китайский ресторанчик, который находился около Ленинградского вокзала. Мы всегда посещали такие заведения, куда бы ни приезжали: в Сочи или в Алма-Ату. Цой мастерски управлялся палочками, хотя новичку это сделать сложно. У него во всем чувствовалась тяга к Востоку. Он даже в свое время хотел сделать несколько проектов с Кореей, Китаем и Японией.

Александр Липницкий:

«Я познакомил Виктора с искусством Брюса Ли. Доселе я не видел, чтобы кто-то более внимательно смотрел фильмы с его участием, хотя и Владик Чекасин и Борис Гребенщиков смотрели «Выход дракона» десятки раз. Странно то, что успешные тренировки (в фильме «Игла» это особенно хорошо видно) не привили Цою чувство уверенности, он по-прежнему избегал конфликтных ситуаций».

Константин Кинчев:

«Мы с Цоем мало разговаривали о кино, хотя оба снимались в фильмах. Мне этого опыта надолго хватило, а у Виктора энтузиазм не утихал. Он хотел быть похожим на своего кумира Брюса Ли. Рашид с Витей думали, что следующий фильм они снимут в Америке, и сценарий к тому же уже был полностью готов. С Рашидом ему повезло, он любил свое дело и к тому же, у него образовалась отличная съемочная группа».

Драка героя Моро из фильма «Игла» с людьми доктора, роль которого играл лидер «Звуков Му» Петр Мамонов, стала для фанатов Цоя культовой, они объявили его чуть ли не наследником Брюса Ли. Виктор действительно очень уважал его и занимался тайским боксом, но, по словам Марьяны, его жены, из «поясов» у него имелся лишь ремень на штанах. Сам Виктор признался, что «в обычной жизни он не справился бы с таким числом противников». То же можно сказать и по поводу наркотиков, вокруг которых крутится сюжет фильма. Цой не был наркоманом, он лишь пил портвейн – напиток любой рок тусовки. После гибели Виктора фильм «Игла» воспринимали почти как пророчество. В нём Цой умирает, не сумев освободить свою девушку от наркотической зависимости. Дикие версии сменялись одна за другой: самоубийство, убийство. Но кино – это кино…

В обычной жизни это был просто талантливый поэт и не реализовавшийся, но прекрасный художник, герой русского рока и отец своего маленького сына. По официальной версии он просто заснул за рулем…

На правах рекламы:

• тут купить теплый пол под плитку http://zimoy-teplo.ru/teplyjpolpodplitku/59/21/

© 2019 Сайт о великом мастере, философе и актёре Брюсе Ли
Контент и дизайн подготовлены WebArtisan.ru • Связь с администрацией